Перейти к содержимому
Июнь 25, 2018 / countgizmo

Motivating Books Addiction Explained

We like books, don’t we? We like articles about books, photos of books, quotes about books, etc. Why? Are we all bookworms? Probably note. We’re definitely all TV-serires-worms but that’s a whole different blogpost.

So why? Why do we all click on everything that promises us to reveal the list of books that Elon Musk read or the list of books that changed that youtube girl’s life or the list of books that will just plain and simple make you a better human being? We do this because it’s easy. It’s really easy to imaging how you buy that particular set of books and you read it (probably in a crowded coffee shop so everyone could see that you’re reading and what you’re reading). And after you turn the last page your life a changed, you are a better human being, your IQ is Elon Musk times 2. And to be fair a good deal of people do actually read those books from those lists and those quotes and those articles and those highly stylized moody photos forgetting that the trick is not in reading the books but in actually doing those things that the books describe or motivate to do. The trick is in actually going out of your comfort zone, the trick is to go and work 80 hours a week, the trick is to wake up at 5AM not to fall back in bed clutching the snooze button but to study, to develop, to consume and synthesize ideas until your brain bleeds gray from your ears. Otherwise you’re just that person who has an eclectically compiled book shelf.

I know this, cause I’m one of you. Chill but remember to apply your knowledge.

Реклама
Май 20, 2018 / countgizmo

Мак или ПиСи — 2018

Двое из моих коллег стали спорить: винда или макось. Аргументы были те же, что и десять-двадцать лет назад. Эпитеты были новыми, свежими. Операционные системы сравнивали с конструкторами, им приписывали звания, посвящали микро поэмы.

А я-то думал, что этот спор уже давно закончился. Так же как закончился спор: Шварц или Сталоня, Мари или Сникерс, чай или кофе. Я думал его сменили: Марвел или Диси, ай-ось или андройд, Янни или Лорел…

А по-честному если, какая хрен разница? Ну открыл ты макбук, потер пальцем тачбар, потыкал в кнопочки, сделал стилизованное фото своего кофейного столика с лэптопом и ванильным латэ… и полез в фэйсбук. Или у тебя супер хакерский линукс, и комп ты собрал сам и знаешь название каждого порта на материнской плате. И вот ты такой в черной футболке, в два часа ночи глушишь рэдбул, слушаешь даб-степ (Prodigy, если ты супер-стар) ииии скролишь ленту, скролишь ленту, скролишь ленту…

Я к чему: большинство из нас, компьютерных пользователей, проводят свою жизнь в браузере. Все вокруг, все оффлайновое, не облачное, пыльное ускользает из нашего внимания. Наверное, в таком случае больше смысла в споре: хром или файерфокс (айсвизл!). Или: фэйсбук или твиттер.

Это так, мысли в слух. Просто, очень интересно о чем будут спорить технари и им сочувствующие через десять лет. Да даже через пять лет.

P.S. Я, вообще, сам в шоке от того, что решил забложить этим воскресным утром (да, в юго-восточной Азии уже утро). Наверное, хочу отвлечься от мыслей о переезде, пока жена готовит супер завтрак (я помыл посуду!). А может я просто скучал по всем вам.

Сентябрь 14, 2017 / countgizmo

Папа может в Си

Когда нам с женой грустно (или мы хотим почувствовать прилив патриотизма), мы слушаем это…

Август 20, 2017 / countgizmo

Сладкие обещания

Несколько недель назад у меня был отпуск. Мы сняли большой красивый дом на горе, наслаждались видами из всех окон и крутым склоном, по которому приходилось каждый вечер карабкаться, чтобы добраться до жилища. В доме была библиотека. На девяносто процентов она состояла из книг о трансформациях, изменениях жизней к лучшему, шагах к успеху, успешных поисках счастья и всякому подобному прочему. Я листал эти книги и думал…

Мы готовы платить за эти обещания и платить много. Мы хотим читать о том, что мы бессмертны, что смерть — это всего лишь шаг к безболезненному существованию сознания. Мы молим о том, чтобы нас убедили в том, что мы контролируем все. Силой мысли. Не выходя из дома. Что деньги прийдут, если их попросить и правильно визуализировать их применение. Что любовь придет, если открыть свое сердце и осознать единство всего и вся.

Листал и думал, что действительно так хочется во все это поверить, прочитать, применить, изменить. Но это всего лишь книги, фильмы, выступления людей. И кто их знает, что движет их изнутри, почему они решили поведать нам «секрет счастливой вечной жизни». Я обычно представляю себе ухмыляющегося дядьку, сидящего на мешке с деньгами, выдумывающего все более сладкие обещания, за которые мы так сильно стремимся платить.

Май 15, 2017 / countgizmo

One of these things is not like the others

Dogs Are Smart

I don’t think we need a comment for this one now, do we?

Май 15, 2017 / countgizmo

Дети Понедельника

Утро. Проснулся на диване, который вдвое короче меня. Какого хрена…? Ах, да. В спальне из кондиционера стала капать вода. А я не могу спать под звуки китайской пытки. Кап… кап… кап… Лучше б она сплошным поток текла…

Зашел в ванную, убил таракана размером с мою училку по матеши в пятом классе. В этом году они вроде мельче стали… Не знаю, может, не доедают. Сезон дождей вот раньше начался.

Спустился в спорт зал. Посмотрел рекламу пароочистителя для лица. Такой шпатель, которым по лицу скребут. Полезная штука, небось… Я стал представлять сколько всего с ней можно сделать. Я же смогу очистить лицо от… А от чего его чистить? От бороды? Тогда жена от меня уйдет, ибо не узнает, что это за прыщавый юнец с ней рядом тусуется. Он даже не знает всех Левитанов, явно еще школу не окончил.

Дождался техника. Дал поиграть ему с русскими гирями: одна на пуд, вторая на два. Он не смог сдвинуть с места ни одну. Тайцы… они больше петь там, еду невкусную готовить… Гиревой спорт у них не в моде. То ли дело шпатель для лица…

На улице тучи, под которыми висят тучи, под которыми раскачиваются небоскребы и живет своей тяжелой жизнью Бангкок. Значит, пора на работу тусоваться с моим ирландским корешом Николаем, тайскими корешами Натом и ПиМошем ну и другими мутантами (в хорошем смысле, расслабьтесь!).

А жена мерзнет в Москве небось… Завидую ей.

Февраль 6, 2017 / countgizmo

Доктора нет

а вот что делать, если так невозможно сильно хочется выйти из игры? вот чтобы сбросить все счётчики, обнулить видение и списать долги? если мысль эта жжётся под утро, и ты встаёшь, осоловелый от недосыпа и собственной никчёмности? мне надо уехать. утро. будильник. на работу. там хорошо, там люди, там команда и смыслы. но надо уехать. уехать. уе…

утро. будильник.

вот что делать? надо сбросить счётчики, обнулить начальные остатки, ещё проверить ошибки на плане счетов… серые камни громоздятся в невероятную высь, я снова один, и снова передо мной, надо мной мой выбор, стоит себе, никуда не делся, пахнет этим странным одиночеством.

конец.

— А вы молодец, дружище, — одобрительно замечает доктор, делая пометки в блокноте. — Не думал, что вы сможете уложиться в сто слов так быстро. У нас прогресс, в прошлый раз вы использовали сорок тысяч. А ведь всего месяц прошёл! С вами, которые пишут, обычно терапия на серьёзный срок растягивается, а вы сотрудничаете.

— Да, доктор.

Доктора нет, на самом деле. Так мне почему-то кажется. Это уловки мозга, обманка. Нужно суметь всё это переплавить в хороший текст. Я помню невероятные склоны в моих снах, и тот пустой галечный пляж, и ту девочку, и… Мне. Надо. Уехать.

Я выберусь отсюда.

Командор

Январь 21, 2017 / countgizmo

Они — среди нас

Даю вам три попытки, чтобы отгадать что это. Подсказка: оно живет с вами в одной квартире, оно ходит с вами на пикник, оно смотрит на вас миллионами пар глаз, когда вы прогуливаетесь меж деревьев по парку…

Monster Up Close

Январь 21, 2017 / countgizmo

Скульптуры 2.0

Уже не помню как это делается-то…

Если вы сможете объяснить своего мозгу, что то, что вы видите — иллюзия, я дам вам пять батт.

BLOOMS 2: Strobe Animated Sculptures Invented by John Edmark from John Edmark on Vimeo.

Декабрь 29, 2016 / countgizmo

Сумма

Мой собеседник пощелкал пальцами у меня перед носом, проверяя мою реакцию.

Я встряхнул головой, пытаясь сосредоточиться. Что-то задумался.

Он смотрел на меня поверх бокала светлого пива, ухоженная короткая седая борода напоминала что-то из картинок успешных бизнесменов за океаном. В очках бликовал морозный декабрь за моей спиной. Витражное остекление здесь, конечно, задалось. Бар Zehr Gut в Кишиневе, рядом с университетом. Точнее, рядом с кладбищем, но от математического корпуса всего полтора квартала. Стильное место. Я еще раз встряхнул головой, пытаясь вспомнить, о чем мы только что…

— Ты просил меня кое-что объяснить, — ехидно заметил он.

И тут я понял, что вообще не в курсе кто это. И почему я в баре, которого давно нет. И что вообще здесь происходит. Я решил играть с листа.

— Ну да, я как-то немного запутался и был бы рад если бы… —

— Вы? Ты? — …кто-нибудь помог бы мне все это немножко по полочкам разложить.

— Да, да… видишь ли, все не так уж сложно…Ха! Ты ведь понятия не имеешь, кто я, правда?

Он рассмеялся, глядя на меня победно, потом сделал небольшой глоток и кивком указал мне на мой бокал. Светлое легкое пиво слегка горчило. Нормальненько. То что нужно, когда ты усталый в тряпочки.

— Если честно, да. Я не знаю кто вы и что тут происходит, — я пожал плечами, разводя руками, копируя известный мем.

— Все происходит по твоей заявке, — подняв бровь, заметил он, — это же ты просил меня помочь тебе разобраться, разве нет?

— А вы?..

— А я? Ну, скажем, я визуализация. Мог бы сбросить тебе все текстом прямо в консоль, но ты ж ее терпеть не можешь, не так ли?

— Визуализация?

— Слушай, ты же иногда возводишь очи горе (хотя там обычный потолок) и просишь «кого-то» дать собеседнику ума, или чтобы контракт выстрелил, или чтобы тебя просто забрали отсюда и никогда не возвращали? Вот я и есть твой адресат, — он смешно поправил очки и приосанился, — здрасьте.

— Забор покрасьте, — на автомате ответил я, а потом спохватился, — ой, вы же не обиделись, я просто…

— Расслабься, парень, я от тебя и не такое слышал, — он подмигнул.

Мне стало очень стыдно.

— Если тебе не нравится этот образ, могу так — она вдруг стала очень похожа на маму, и прожекторный закат за ее спиной ослепил меня теплым осенним запахом, — но тебе, кажется, удобнее так, — и все вернулось. Только бокалы снова были полны.

Я выдохнул. Не хватало еще перед мамой так краснеть. Врать же не умею совершенно, а уж ей-то…

— Знаете, давайте просто вернемся к началу, — я потер гудящие виски.

— Давай! Первый вопрос: ты нахрена решил развернуться?

— Что? Но я не…

— Ты. Именно ты. И именно решил почему-то. Вот, смотри, — он всплеснул кистями в мою сторону и за мгновение, что я видел линии его ладоней, вдруг открылось…

Я сидел на холодном камне. Нет, скале. Нет, черт возьми, на изломе вершинной башни горы. Офигенной горы, чтоб меня! Я такого и не знал.

Что-то вроде пемзы, серое, ноздреватое. Сплошное как сталь и твердое как гранит. Покатая поверхность подо мной хищно изгибалась, срываясь в невероятную туманную глубину. Меня затошнило от страха. Такая высота, она… ладно. Ладно.

Видно было канавки, которые вода выточила здесь за тысячелетия. Я знал, очень хорошо разобравшись с этим, что гора эта — монолит, и нет в этой жуткой стене ни одной трещины, и крюк забить нельзя, только вот эти вертикальные полуколодцы, сглаженные, покатые, но шершавые, и вот на этом микронном трении я сюда без страховки и…

— Вылез? — раздался голос отовсюду, — фиг ли сидишь опять на плече? Был ведь уже на вершине, заглядывал дальше. С той стороны совсем другая история, а ты сюда возвращаешься, рррррефлексируешь!

— Я не могу… не могу не смотреть сюда, мне слишком страшно, я слишком устал от этого подъема. Это было слишком долго, а последние метры это вообще был…

— Так. Встал, повернулся «туда» «тем» местом и пошел. Раз-два. Знаешь, небось, как это работает!

— Я не могу встать. Меня поведет и я все-таки упаду… можно, я на четвереньках, здесь круто слишком, я не могу больше, не могу, не могу, боже, я не могу…

— Встал!

Я встал. Меня качнуло в бездну и я беспомощно замахал руками, пытаясь уцепиться за воздух.

— Нет здесь ничего! Пошел!

Я неловко, миллиметр за миллиметром, развернулся. Тут главное центр тяжести. Я же вылез сюда как-то. А вперед вообще пешком можно, это ведь уже вершинный гребень, покатый и совсем…

— Вот и молодец. За вершиной посмотришь, что там дальше, и разберешься. Ясно?

— Я…я…

— Я, я, я! Хоть бы раз спасибо сказал!

— Спасибо тебе, Господи…

— Ой, ну вот только не начинай тут, окей?

Я трясущимися руками потянулся к бокалу. Ё-моё, привидится же…Совсем сдаю к концу года.

— Второй вопрос, — не давая опомниться, быстро произнес он, — почему ты прячешься. Тут все будет немного по-другому. Вот, смотри.

Он полез во внутренний карман пиджака и достал стильный блокнот. Положив его на стол, он набросал ну оооочень схематичного человечка в круге Микеланджело. Я нервно хихикнул:

— Поиграем в виселицу?

Он остро глянул на меня и приложил ладонь к рисунку. Запахло дымом и жженой бумагой, а когда он поднял кисть, на листе был… черт, там был тот самый человек в круге Микеланджело. Пока я подбирал упавшую челюсть, он еще раз приложил руку, и рисунок трансформировался. На рисунке был…

На рисунке был я.

Спрятавшийся в позе эмбриона, изо всех сил пытающийся не растратить последние крохи тепла, дожидающийся теплых дней лета. И длина окружности вокруг моего силуэта была вдвое меньше. Вдвое меньше, чем нужно.

И мне показалось, что я понял.

Дело не в мире.

Брать или не брать. Влезать или проходить мимо.

Это все я. С самого начала я. И нет в этом ничего: ни плохого, ни хорошего. Команды и одиночество, горы и город, структуры и раздолбайская свобода, оставаться или улетать, и… это не снаружи. Это все сам, сам, вот этими руками.

Нет смысла бежать от себя. Ты сам против себя, но и воевать смысла тоже нет… это лечится. Если понять диспозицию. И диагноз. И анамнез.

«Мне кажется, я…»

Мой собеседник включил ламповое стильное радио. Большой такой короб, динамик, затянутый тканью-рогожкой…Сплины оказались очень, очень кстати…

А про время, друг мой, стал вдруг говорить доверительно наклонившийся ко мне молодой симпатичный бармен, я расскажу отдельно. Возьмете еще пива? Ваш друг платит.

Так вот, милый мой, время не «такое». Ну вот, ты говоришь себе: «это время сейчас такое». Это Время, дружище, а Время — это данность. Оно не такое и не сякое. Знаешь ли, если ты входишь в порог без корабля (я покивал, я знаю, как это) или если тебя с корабля вышибло (я снова покивал) — это не порог такой. Это твои выборы, твои ошибки, твоя боль.

Ты мог бунтовать и сопротивляться до упора. Но Время тебя одолеет, растворит, незаметно схарчит. И если сказано, что все ёжики вымерли, они не вернутся, что бы ты ни делал; и даже если ты — последний помнящий ёжиков, они. не. вернутся.

— Времена не выбирают, — мудро-устало вздохнул Никитин в радио на великолепные стихи Кушнера.

Снаружи взревели заводские сирены. Тревога. Учебная, но — тревога. Никто не обращает на них внимания, мы же привыкли все делать понарошку. Никто не ждет конца мира по расписанию. Впрочем, наше неверие — залог нормального функционирования. Кстати, когда-то формулировал ведь уже: взрослость — это знание, что все, возможно, и не будет хорошо.

Ай, надоело мне это все до последней степени. Формулировать, выверять до грана, прикидывать. Знаете, я просто человек, который скорчился под одеялом в позе эмбриона. Я слишком… слишком…

Мой собеседник неожиданно встал и несильно хлопнул ладонью по столу, привлекая внимание.

— Остановись. И подумай. Я показал тебе все, что тебе сейчас необходимо. Ты — какой есть, но не хотел бы принимать ни опыт, ни мир, ни время. Почему и зачем? Дело твое.

Но есть важное — Ты. Отказываешь. Себе. Быть.

Тем или иным способом — ты не хочешь быть.
И это некорректно с твоей стороны по отношению ко мне. — Он хмыкнул.

— Я просто…

— Да. Ты просто. Ладно, — он раздраженно отвернулся, — мне пора. Ты ведь подумаешь об этом?

— Ну, у меня довольно плотный график, но…

— Ах график? Окей, ты сейчас проснешься в половине третьего, а уснешь за десять минут до будильника! И я включу тебе лето, озеро и обнаженную блондинку!

— Но мне не нравятся блондинки!… — попытался возразить я, но было поздно.

Она выходила на берег, солнечный свет прекрасно играл в ее соломенных волосах и в капельках на ее высокой груди, и я ей нравился. Откуда я знаю? Ну, мы все проявляем симпатию телом. И вот именно я и именно ей страшно нравился. Уровень воды все скользил, скользил по девичьему телу вниз…и…

— Сумма! — гаркнул в моей голове знакомый голос. — Ты ведь всего лишь тридцатилетний самец вида хомо, так ступай, размножайся, жри, спи! И не смей задалбывать меня концептуальными вопросами как минимум до второй декады января! Отпуск у меня, понимаешь, отпуск!

И умоляю тебя, не ешь больше соленых помидоров перед сном!

Зазвонил будильник.
Сумма. Это была сумма.
Что ж, ладно.

Надо, наверное, узнать все-таки, почем елки в этом году.

22.12.16

Командор